Перейти к основному контенту

Блог Димы Колосова

Первые предложения любимых книг

Disclaimer: это мой старый пост из 2015, который я захотел сохранить.

Сложнее всего начать. К писательству это относится как нельзя лучше. Пустой белый лист пугает, отталкивает, мешает. Первое предложение дарит энергию, уверенность, желание продолжать. Поэтому для фрирайтинга в случае затыка начинать сразу, с нелепых фраз вроде «Я не знаю, о чём писать».

В художественной литературе это проявляется ещё сильнее. Книга заинтересовывает с первых страниц, первого абзаца, а в идеале — с первого предложения.

Наткнувшись в записи Алёны Дорохиной о первом предложении «Мастера и Маргариты», я задумался, а какие первые предложение у моих любимых книг?


Самое запоминающееся — из «Нейроманта» Уильяма Гибсона:

The sky above the port was the color of television, tuned to a dead channel.


Неожиданно сильное у Рэя Бредбери в «451 градусе по Фаренгейту»:

It was a pleasure to burn.


Пафосное и сильное клише в «Гиперионе» Дэна Симмонса:

On the day the armada went off to war, on the last day of life as we knew it, I was invited to a party.


Джордж Оруэлл в «1984» обошёлся указанием времени, но сделал это красиво:

It was a bright cold day in April, and the clocks were striking thirteen.


Серость в тридцать четыре этажа у Олдоса Хаксли в «О дивном новом мире»:

A squat grey building of only thirty-four stories.


Джордж Мартин в «Игре престолов» сразу перешёл к делу и не забыл сгущающуюся тьму:

«We should start back», Gared urged as the woods began to grow dark around them.


Поучительное у Сергея Лукьяненко в «Спектре»:

Каждый со времён Александра Сергеевича знает, что навещать пожилых родственников — не то чтобы непременный долг, но обязанность воспитанного человека, и Мартин ею не пренебрегал.


Связь с наукой в неизвестном месте в неизвестном году у братьев Стругацких в «Пикнике на обочине»:

«Из интервью, которое специальный корреспондент Хармонтского радио взял у доктора Валентина Пильмана по случаю присуждения последнему Нобелевской премии по физике за 19… год:»


Прямолинейно, как и положено Чак Паланику, в «Бойцовском клубе»:

Tyler gets me a job as a waiter, after that Tyler’s pushing a gun in my mouth and saying, the first step to eternal life is you have to die.


Атмосферу всего произведения передал Кормак Маккарти в «Дороге»:

When he woke in the woods in the dark and the cold of the night he’d reach out to touch the child sleeping beside him.


«Это вестерн», говорит Стивен Кинг в «Стрелке»:

The man in black fled across the desert, and the gunslinger followed.